Ярослава Пулинович

 Драматург Ярослава Пулинович: когда я – это я.

Её пьесы ставятся в более чем сорока театрах России, а также в Англии, Польше, США и не только. В свои 33 года Ярослава Пулинович – уже невероятно успешна. Кстати, именно она написала инсценировку для Башкирского театра драмы «Зулейха открывает глаза». «Земля Эльзы» – интереснейший спектакль из репертуара Оренбургского драматического – также – её рук дело. В Оренбург Ярослава Пулинович приехала в качестве наставника на семинар-совещание молодых писателей «Мы выросли в России». Корреспондентам «Культура Оренбуржья» удалось побеседовать с драматургом. 

Для того, чтобы написать такие пьесы, как «Земля Эльзы», нужен серьёзный жизненный опыт. Как Вам в таком юном для автора возрасте удаётся создавать драмы, которые знают уже далеко за пределами России?

– Как так получилось, для меня самой загадка. Если бы я знала формулу успеха, я писала бы только успешные пьесы, но это не так. Когда я писала «Земля Эльзы» мне было 26 лет. Сначала мне захотелось написать «Ромео и Джульетту» наоборот. Не про юных людей, а про стариков. Как-то я задумалась над тем, что в России, почему-то не принято относиться всерьёз к чувствам стариков и детей. Никому не кажется серьёзным, если влюбляется подросток или 70-летний старик. Бытует такое мнение: «что они, из ума выжили что ли?». Или про детей: «да что они там понимают?».  А они такие же люди. И маленький, и большой – это человек. А потом я встретила житейскую историю на эту тему. В одной деревне бабушка в 72 года вышла замуж за дедушку, они праздновали свадьбу. Это было целое событие, и вся деревня ходила, заглядывала к ним в окна. Я с этой парой встречалась. Но история пьесы «Земля Эльзы» – в целом придуманная. Характеры персонажей, их судьбы – это фантазия.  

В списке Ваших инсценировок – очень серьёзные вещи, это и «Леди Макбет», «Зулейха» и многие другие. Как происходит творческий процесс, когда с одной стороны это не Ваш текст, а с другой – он становится Вашим, когда превращается в спектакль?

– Как правило, ко мне обращается театр, предлагает поработать с тем или иным произведением. Я читаю его и, во-первых, понимаю, смогу ли я сделать это произведение или нет, прислушиваюсь, на сколько мне нравится материал. А во-вторых в инсценировке главное понять, про что ты пишешь, какую линию ты ведёшь. Бывает, что романы многосоставные. Тогда мне нужно выбрать, какую тему я хочу развивать. Получается такой «взаимный роман»: с одной стороны – автор, с другой – драматург. Моя любимая инсценировка – это «Господа Головлёвы». Я очень люблю этот роман. Обычно все пишут про Иудушку Головлёва, потому что он – главный персонаж. Я решила написать про маменьку – Арину Петровну. У меня так и называется инсценировка: «Господа Головлёвы. Маменька». Мне показалось, что важно рассказать о женщине, от которой идёт этот род, которая так воспитала своих детей. По сути Иудушку создала именно она. В инсценировке я полностью придумала её детство, юность, всё, что с ней происходило, потому что в романе она появляется 60-летней старухой.

– Не возникает ли разногласий, когда Вы пишите инсценировку при ныне здравствующих авторах?

– Я не позволяю авторам вмешиваться в свою работу, как я не вмешиваюсь в работу режиссёров.

– Одно из ваших первых произведений «Наташина мечта» вошла в десятку лучших русских пьес начала XXI века по версии «Moscow times», расскажите, как она родилась?

– Да, я её написала, ещё будучи студенткой, в 20 лет. Сначала рождается идея. Иногда она приходит, когда слышишь какую-то крутую историю из жизни. Начинаешь думать, что в ней всё есть для хорошей пьесы, а потом начинают рождаться герои. В процессе приходит понимание, про что именно эта история.

– В  Вашем творческом списке есть как серьёзные пьесы, драмы, так и совершенно легкомысленные, например – соавторство в фильме «Ёлки», что по жанрам вам ближе?

– Соавторство в «Ёлках» – это чистый заработок. Не секрет, что автору надо что-то есть. Конечно, мне ближе авторские работы в кино и в театре. То есть, когда я – это я. И я не выполняю какой-то заказ, как автор или инсценировщик, или как человек, который пишет чужую идею. Если меня просят написать пьесу «на заданную тему» – это сдельная работа, ты сделаешь её хорошо, честно, и получишь за неё деньги. Но, когда я пишу пьесы по своей идее, это совсем другое чувство.

– Вы же не впервые в роли наставника, как провели семинар «Мы выросли в России» в Оренбуржье?

– На этом семинаре я впервые. Все ребята мне показались интересными.  Некоторых из них я знала до семинара. Уровень одарённости у всех разный, но все хотят учиться. Каждый начинающий драматург на «Мы выросли в России» стремится к профессиональному росту, это самое главное и ценное.  

Беседовала Марина Бошина